Курсы валют

USD
USD
   64,47      -0,97
EUR
EUR
   71,53      -0,77
Источник: ЦБ РФ

Владимир Бондаренко: «Не позволим марать память достойного человека!»

В сетевом издании «Волжская правда» появилось интервью Александра Осипова - председателя комитетa по культуре, делам национальностей и казачества, вопросам общественных объединений, религиозных организаций и информационной политики волгоградской областной думы.

В очередной раз депутат решил выразить своё мнение о Новом экспериментальном театре, его труппе и ушедшем в мир иной художественном руководителе Отаре Джангишерашвили, как всегда, в свойственной ему манере «поборника свободы слова».

Выводы Осипова вызвали возмущение в социальных сетях и стали той самой последней точкой кипения, когда молчание оппонентов становится равносильным предательству уникального театра с 30-летней историей.

Как известно, помимо свободы слова неплохо ещё помнить о свободе совести, реальных фактах, мудрости и благоразумии. С этих позиций мы и попросили прокомментировать ситуацию заслуженного артиста России, Лауреата государственной премии Волгоградской области, исполняющего обязанности председателя областного отделения Союза театральных деятелей Владимира Бондаренко.

- Владимир Владимирович, как человеку, отдавшему Новому экспериментальному театру десятилетия жизни, каково было воспринять вердикт «главного по культуре», заявившего, что НЭТ театром не является?

- Это интервью можно обозначить одним словом: провокация. Там не просто рассуждения, там вся история театра замазана чёрной грязной краской. Всё, что сказано, это абсолютная выдумка. Выпущены в воздух факты, которые не соответствуют действительности, говоря простым языком, это ложь.
Если в городе тридцать лет терпели бездарного вурдалака Джангишерашвили, а где же была все эти годы власть? И у меня как у театрального деятеля возникает вопрос: если НЭТ – не театр, а неизвестно что, где же был нынешний губернатор раньше? Где были Шабунин, Максюта, Бровко, Боженов?
Это интервью зачёркивает тридцатилетнюю историю известного на всю страну главного театра города и всю связанную с ним политику области. Неужто власть так долго находилась под каким-то гипнозом?
Более того, депутат позволил себе прямые оскорбления. Оказывается, любимые зрителями актёры Светлана Кулакова, Алла Забелина и Олег Алексеев играли роли не потому, что они талантливы, а потому что беспрекословно и безропотно «оголяли свои тела».

Вы понимаете, какой это абсурд! Кто же пойдёт за такой властью? Не знаю, от безумия или от ума ведущие актеры театра приравнены к полустриптизёрам, но после подобных выводов многие сто раз подумают, прежде чем идти на выборы.

- Вы имеете в виду выборы губернатора?
- У меня сложилось впечатление, что интервью Осипова работает как раз против губернатора. Последние год-полтора внимание исполнительной власти к театральному делу резко возросло и финансово, и морально, за что я лично очень признателен Андрею Ивановичу Бочарову.
Но парадокс состоит в том, что люди, поверив выводам депутата, никогда за действующую власть не проголосуют.

Вы только вдумайтесь: за эти тридцать лет в театре воспитаны тринадцать заслуженных и один народный артист России. Звания давал не Отар Иванович и даже не местные власти. Понимаете? Это серьёзнейший отбор, это публикации в центральной прессе, это приезд театральных  критиков на конкретного артиста!

А в интервью Осипова они, оказывается, просто «умели раздеваться догола». У меня слов нет, чтобы определить, что это за уровень… Оскорбление с такого низа, что я не знаю, будут ли трое названных в интервью актёров реагировать на такую оценку своего труда или согласятся со сказанным...

В интервью бывший главный режиссёр театра Отар Иванович Джангишерашвили просто размазан. Но в городе есть немало людей, и среди театральных работников, в том числе, которые не позволят марать память очень достойного талантливого человека. Не позволят! Это очень подло – говорить так о покойнике, который не может ответить.

Отар Иванович – кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» с подписью президента Владимира Путина в наградной книжке, он народный артист России, лауреат премии Волкова и Станиславского. На периферии людей с такими регалиями единицы! И ещё раз подчеркиваю – такие звания не покупаются и не продаются: это комиссия при президенте, Союз театральных деятелей, министерство культуры, которые выносят свои взвешенные вердикты о награждениях.

Поэтому если ты говоришь о театре такие вещи, за свои слова надо отвечать.
Я тоже не глухой и не идиот. На последнем заседании предыдущего состава областной общественной палаты Герой труда РФ Юрий Васильевич Лепёхин спросил у губернатора о НЭТе, что будет с театром и как увековечить память ушедшего от нас режиссёра. Андрей Иванович произнёс тогда очень искреннюю эмоциональную речь о том, какие трагическое несоответствие и непонимание были в его отношениях с Отаром Ивановичем, и об их последней встрече в больнице, когда всё встало на свои места. Губернатор говорил о том, что это великий деятель театра - уж в Волгограде, как минимум. И он говорил по-офицерски, по-мужски. В зале заседаний в это время стояла гробовая тишина.

И губернатор сказал, что если бы Отар Иванович был жив, «мы бы сейчас делали одно дело, о котором договорились тогда в больнице».

Это слышали все. Получается, что интервью Осипова – оскорбление и губернатора, в таком случае. Мы же не в детской песочнице, где Петя обозвал Васю дураком и тут же забыл о сказанном…

А 27 марта не кто-то с улицы, а глава администрации города Виталий Лихачёв открывал мемориальную доску в память о Джангишерашвили на Чуйкова, 37, где собралась вся общественность Волгограда, кроме некоторых людей, в том числе и нового руководства театра. Сделали тогда всё в ускоренном режиме, чтобы успеть к Дню театра, потому что Отар Иванович был Рыцарем театра.

- Признание режиссёра властями – это, безусловно, важно, но главный критерий любого театра – зрители и заполняемость зала…

- За двадцать девять лет в НЭТе побывало три миллиона человек. Три миллиона! Те, которых иные «товарищи» называют неумелыми, никчемными зрителями.

Спектакль «Цареубийцы» получил высшую награду Международного славянского литературного форума «Серебряный витязь», которую вручал Патриарх Всея Руси. Два великих европейских режиссера Роберт Стуруа и Темур Чхеидзе пятнадцать минут стоя аплодировали на спектаклях «Цареубийцы» и «Примадонна». Кстати, Грузия – одна из самых театральных стран Европы, которая дала десятки режиссёров и великих артистов. На премьерах было немало других именитых режиссёров, которые также аплодировали стоя. Но именно Стуруа и Чхеидзе знает любой воспитанный интеллигентный человек, поэтому я их и называю.

Владимир Бондаренко: «Не позволим марать память достойного человека!»

                                На снимках: в НЭТе на афишах до сих пор висит репертуар на март и апрель.

Владимир Бондаренко: «Не позволим марать память достойного человека!»

- А как в таком случае относиться к заявлению о том, что постановки Джангишерашвили «в театрах разных городов России успеха не имели»?
- Осипов, наверное, не помнит, а я помню, как в 1979 году в Волгограде проходили гастроли русского драматического театра из маленькой Карелии. Его главным режиссёром был тогда Отар Джангишерашвили. Сколько спектаклей этого театра из Петрозаводска видел депутат? Уверен, что ни одного. Я видел два: «А поутру они проснулись» и «Дни нашей жизни». Билеты на них в Волгограде раскупили мгновенно. Мой папа, будучи заслуженным артистом России и Северной Осетии, пошёл к Отару Ивановичу, а до этого они знакомы не были, и попросил пригласительные.

Следующий его театр - в Нижнем Новгороде. На спектакль «Смотрите, кто пришёл!» в постановке Отара Ивановича занимали очередь в полночь, а касса открывалась в десять утра. Это факт. За два билета на спектакль давали новую покрышку от автомобиля «Волга», потому что с резиной в России тогда была напряжёнка.

Когда Отар Иванович возглавлял Петрозаводский театр, на его спектакли приезжали зрители из Ленинграда, а на спектакле «Ромео и Джульетта» в Волгограде аплодировали почитатели НЭТа из Астрахани и Саратова. Так что говорить о театре можно что угодно, но за всё придётся отвечать.

И далее на эту тему я распинаться не собираюсь, потому что метать бисер, как бы, бесполезно…

- Владимир Владимирович, НЭТ походя пнули ботинком и в отношении его наследия. Театральные критики, мол,  разнесли бы в пух и прах постановки театра, да вот беда: они спектакли не видели, в городе не появлялись. Насколько такие утверждения депутата правдивы?

- Мне даже как-то неудобно за то, что это говорит человек от власти, который курирует культуру. О НЭТе написано множество работ ведущих театроведов России. Навскидку назову признанных в нашей стране театральных критиков Юрия Сергеевича Рыбакова, Александра Ивановича Жегина и Олега Ивановича Пивоварова - главного редактора журнала "Теартальная жизнь". Они не только неоднократно бывали на постановках театра, но и рецензировали спектакли. И если ты в теме, по меньшей мере, должен знать эти имена и их труды.

- Сегодня важно ответить на вопрос, а что же будет с театром дальше? Чего ждать зрителям, которые все эти десятилетия одаривали НЭТ аншлагами?

- Никогда в жизни не преследовал цели кого-то обидеть и делать какие-то выводы. Я до последнего момента призывал актеров не вступать в конфликт с новым руководством, а война с новым худруком началась почти сразу. Полагал, что надо дождаться спектаклей, дать время, войти в контакт…

А теперь из Союза театральных деятелей мне звонят постоянно, потому что туда пачками идут письма. Звонили начальник отдела регионов, сам Александр Калягин, его замы - и все спрашивали, вы почему молчите? Но я до последнего момента сдерживал ситуацию.

По большому счету, абсолютно понятно, что театр держался на одной личности, и то, что с его уходом прежним НЭТ уже никогда не будет, но никуда не денется, никакие интервью его не уничтожат.

С уходом Отара Ивановича встал вопрос о строительстве нового театра. К чему пришли сейчас за один сезон, неполный календарный год? Уничтожили всё под корень. Уничтожили грубо и неумело. Зачем? Сложно ответить. Я, может, не знаю всего. Почему это допустили? Опять-таки не знаю.

Остались здание, разбитая неуправляемая труппа - и всё. Взамен не получилось ничего. Новые спектакли не восприняты никем и никак. Нужно набраться мужества и признать это. Хотя, собственно, уже и признано. И зрителями, которые ходили в НЭТ, и теми, которые не любили театр, но пришли на премьеру, – многие из них вышли из зала в глубочайшем, мягко говоря, недоумении.

Теперь очевидно, что выбор нового художественного руководителя оказался… ну совсем неудачным. Говорю так потому, что я в этом театре вырос. Впервые попал туда в 1969 году, в НЭТе отработал двадцать сезонов, полгода - в драмтеатре. И то, что сейчас произошло, ничего, кроме тяжелых негативных эмоций и внутренних слёз не вызывает.

Узел завязан ещё сильнее, потому что нет репертуара – он уничтожен, уже уехали пять-шесть артистов, остальные находятся в растренированной форме, поскольку с ними никто не работает. Вы можете не поверить, но новый художественный руководитель за весь сезон не встретился с труппой ни разу!

Ни разу не было ни собрания коллектива, ни творческого часа, ни сбора труппы. Представьте себе футбольную команду, в которой главный тренер вообще не общается с игроками. Какие там будут результаты?

Владимир Бондаренко: «Не позволим марать память достойного человека!»

                                                     На снимке: график репетиций в театре пуст...

- Неужели настолько всё безнадежно? Почему бы не помочь новому главному режиссеру наладить контакты с труппой, прекратить противостояние? Возможно, он просто попал под определённое влияние, а теперь и сам не знает, как выбраться…
- Он достаточно опытный и зрелый человек, и никто не мешает ему сделать все эти шаги самостоятельно. Но с третьего мая в театре не прошло ни одной репетиции. Так строится новый театр? Пять недель – ни одной!

А поговорить пробовали. Вот Осипов пишет, что к режиссеру врываются в кабинет. Насколько я знаю, всего один раз несколько актёров во главе с завтруппой Мазуром зашли в кабинет к Ширяеву, а он их выставил. У Отара, на минуточку, кабинет был открыт для всех и всегда, в любой день и для любого сотрудника. Это было само собой разумеющимся. А тут постоянно закрыто. Но это же абсурд какой-то!

- Зрителю пытаются навязать возвращение драматического театра, переводя акцент на то, что сегодня классика снова в моде, и она возвращается на сцену. А что, когда-то было иначе?

- Её ставили всегда, никакого бума сейчас нет. Просто были времена, когда «выстреливал» один автор - всё зависело от событий в стране или от конкретной ситуации.
Возврат к классике - это всё разговоры непрофессиональных людей в пользу бедных. Они пытаются спекулировать на красивых словах: русская драма, классика… В театре такого никогда не было и нет. Вам начать перечислять, сколько классики поставил Отар Иванович? Не менее тридцати спектаклей уж точно.

- Но ему упорно приписывают некий эротический подтекст, причем, как видим, в достаточно резкой форме.

- Я не знаю, как это комментировать. Не знаю, что вам ответить. Отар был великим мастером постановок комедий Куни и Камолетти, люди по пятнадцать раз приходили на эти спектакли. Основная тема – муж изменил жене, житейская ситуация. Кто-то там заходит в пижаме, кто-то укладывается в постель. Но при этом мне в душу не запал ни единый эпизод о том, что на сцене кто-то оголяется. Я знаю весь репертуар театра, сыграл порядка пятидесяти спектаклей, но не помню ни единой сцены с оголёнными гениталиями. Я голым по сцене не ходил, хотя участвовал во всех комедиях, никого из моих коллег в неглиже тоже не видел.

Мы же смотрим телевизор. Сейчас идёт сериал Валерия Тодоровского «Оттепель», где главные герои занимаются любовью, вернее, имитируют процесс. Почему молчат моралисты? Давайте позакрываем всё и везде, где демонстрируют эту сторону человеческой жизни.

- Ну, не зря же говорят, что каждый видит то, что он хочет видеть. А как вам слухи о том, что театр ждут два года ремонта? При этом нынешнее состояние фасада здания ставят в вину Джангишерашвили.
- Про ремонт я слышал так же, как и вы. Депутат сетует, что театр загажен голубями, рушится. Можно издать толстенный том всех обращений, которые годами бесконечно писал и писал Отар Иванович, когда культурой в области руководили Величкин, Гепфнер, Попков, где он слёзно, требовательно, умоляюще или, ругаясь, просил отремонтировать фасад театра. Зачем говорить о том, о чём ты не знаешь? Это же выглядит смешно! Крышу сделали десять лет назад, когда сын Отарик родился, и то, кажется, на свои средства.

Я никого не хочу ничему учить или и обвинять. Но есть момент правды и момент лжи. Меня пороли в детстве два раза. И оба раза за враньё. Первый раз дневник спрятал с переправленной оценкой, а второй вместо школы пошёл играть в футбол, учительница позвонила и сообщила родителям, что я пропустил контрольную. И эти жизненные уроки были хорошо мною усвоены. Если есть мысли, поделись. Нет мыслей - поделись эмоцией, но врать-то зачем?

- И всё-таки с чего, по-вашему, надо начать возрождение театра?
- С поиска нового режиссёра. И причём срочно. Боюсь разочаровать коллег: сейчас уже нельзя назначать никого из труппы. Сейчас ситуация такая, что этот человек не справится.

- И вы не справитесь?
- Нет конечно! Как Ширяев попал в Волгоград? Его фамилию озвучила Алла Забелина, за него и схватились. Без вариантов, к сожалению. Тут возможно директорское управление, когда директор будет приглашать режиссёров. Я готов помочь в этом через Союз театральных деятелей, в том числе.

- К слову, в девятом номере журнала Союза – «Страстной бульвар, 10» - в публикации о НЭТе впервые за год всё разложено по полочкам и дана вполне трезвая оценка происходящему. Автор тоже задаётся вопросом: зачем же ломать то, что с таким трудом, но и с великой любовью, наработано годами?
- Советую почитать эту статью всем: и сторонникам, и противникам театра, чтобы сделать собственные выводы и увидеть грамотную оценку таланта нынешнего режиссёра театра. Очень жаль упущенное время. Итог плачевен, как у Пушкина в сказке про разбитое корыто. Приди год назад толковый человек, сейчас было бы всё по-другому.

Владимир Бондаренко: «Не позволим марать память достойного человека!»

 Цитаты из интервью:gazeta-vp.ru 



Новость разместил Владимир Наконечный

Лучший подарок на юбилей начальнику или коллеге, это копия картины известного художника. И заказать копию картины их очень просто. Вы можете Купить картину Первоцвет 2 в недорогом интернет магазине копий картин, всем покупателям дарим скидки и подарки, бесплатная доставка, торопитесь цены снижены!